ДОНСКОЙ ПОТРЕБИТЕЛЬ

ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ ИНФОРМАЦИОННОЕ ИЗДАНИЕ
18+

«Белые пятна» нашей истории или сила русского духа

Одно их моих любимых хобби это изучение русской истории. Именно она помогает мне понять русского человека, разобраться, почему  мы такие, какие есть. Сейчас я увлекся чтением Истории государства Российского Н.М. Карамзина1. Он открыл для меня очень много нового, чего не было в школьной программе. А вот почему не было, мне не совсем понятно.  Хотя  «белое пятно» о котором я хочу рассказать, связано не только с историей России, но и с православной религией. А так как история России сегодняшнего дня с некоторыми корректировками дошла до нас из времен СССР, периода полного атеизма и отрицания религии.  Единственной разрешенной тогда «религией» был коммунизм. Но почему сейчас, когда религии опять разрешены, современные авторы российской истории,  князю Михаилу Черниговскому, уделили в учебнике по Истории для 6 класса, всего две строчки мне не понятно. Ведь его героическая смерть в Орде, за веру православную, ничуть не уступает подвигу Александра Невского, а может даже и превосходит. Кстати о неоднозначном поведении Александра Невского, в отношениях с Ордой,  я тоже как-нибудь расскажу. Ведь легко быть героем, когда ты вооружен и за твоей спиной дружина, а вот остаться героем, когда ты один, без оружия, да еще в «стане врага». Вот это, по моему мнению, проявление настоящей силы православного, русского духа. 

       Вот как этот героический эпизод нашей истории описан российским  историком Н.М.  Карамзиным.     

 

«...Россия, огорченная смертию Ярослава, почти в то же время сведала ужасные обстоятельства кончины Михаиловой. Узнав, что сын его, Ростислав, принят весьма дружелюбно в Венгрии и что Бела IV, в исполнение прежнего обязательства, наконец выдал за него дочь свою, Михаил вторично поехал туда советоваться с Королем о средствах избавить себя от ига Татарского; но Бела изъявил к нему столь мало уважения и сам Ростислав так холодно встретил отца, что сей Князь с величайшим неудовольствием возвратился в Чернигов, где сановники Ханские переписывали тогда бедный остаток народа и налагали на всех людей дань поголовную, от земледельца до Боярина. Они велели Михаилу ехать в Орду. Надлежало покориться необходимости. Приняв от Духовника благословение и запасные Святые Дары, — ободренный, утешенный его Христианскими наставлениями, он с Вельможею Феодором и с юным внуком, Борисом Васильковичем Ростовским, прибыл в стан к Моголам и хотел уже вступить в шатер Батыев; но волхвы, или жрецы сих язычников, блюстители древних суеверных обрядов, требовали, чтобы он шел сквозь разложенный перед ставкою священный огнь и поклонился их кумирам. «Нет! — сказал Михаил: — я могу поклониться Царю вашему, ибо Небо вручило ему судьбу Государств земных; но Христианин не служит ни огню, ни глухим идолам». Услышав о том, свирепый Батый объявил ему чрез своего Вельможу, именем Эльдега, что должно повиноваться или умереть. «Да будет!» — ответствовал Князь; вынув Запасные Дары, вместе с любимцем своим, Феодором, причастился Святых Таин и, пылая ревностию Христианских мучеников, пел громогласно святые Псалмы Давидовы. Напрасно юный Борис хотел его смягчить молением и слезами; напрасно Вельможи Ростовские брали на себя грех и торжественное покаяние, если Михаил исполнит волю Батыеву, следуя примеру других Князей наших. «Для вас не погублю души, — говорил он и, свергнув с себя мантию Княжескую, примолвил: — Возьмите славу мира; хочу Небесной». По данному знаку убийцы бросились, как тигры, на Михаила, били его в сердце, топтали ногами: Бояре Российские безмолвствовали от ужаса. Один Феодор стоял покойно и с веселым лицом ободрял терзаемого Князя, говоря, что он умирает, как должно Христианину; что муки земные непродолжительны, а награда Небесная бесконечна. Желая, может быть, прекратить Михаилово страдание, какой-то отступник Веры Христианской, именем Доман, житель Путивля, отсек ему голову и слышал последние, тихо произнесенные им слова: Христианин есмь! Пишут, что сам Батый, удивляясь твердости сего несчастного Князя, назвал его великим мужем. Боярин Феодор приял также венец Мученика и доказал, что он, утешая Михаила, не лицемерил: ибо, раздираемый на части варварами, славил благость Небесную и свою долю. Тела их, поверженные на снедение псам, были сохранены усердием Россиян; а Церковь признала Святыми и великодушного Князя и верного слугу его, которые, не имев сил одолеть Моголов в битве, редкою твердостию доказали по крайней мере чудесную силу Христианства...».  

 

Вместо эпилога.

 

      Чуть больше года назад, я посмотрел исторический фильм «Викинг»,  о князе Владимире – крестителе Руси. Фильм мне понравился. Но если бы какой-нибудь талантливый режиссёр решил бы снять исторический фильм о героической и мученической смерти Михаила Черниговского. То я, думаю, что этот фильм по своей духовной и воспитательной силе, во многом бы превзошел, фильм «Викинг».  

 

1Карамзины — дворянский род, в официальном родословии отмечается происхождение фамилии от татарского мурзы по имени Кара Мурза (Кара - (тюрк) чёрный. Мурза — господин, князь).

22 февраля 2018 г.


Поиск